Максим Ивлев - Атаман Анненков


By Moderator - Posted on 22 Февраль 2009

img067.jpg

Имя атамана Анненкова незаслуженно оклеветано, замазано грязью и проклято, причём не только советской властью, но и белой эмиграцией. Возвращение Анненкова в СССР было представлено всему миру как «добровольное», так же, как и его якобы «покаянные» письма в адрес белой эмиграции.

21 марта - 120 Лет со дня рождения Семиреченского атамана, генерал-майора Бориса Владимировича Анненкова
 

Подлинные же обстоятельства возвращения атамана в СССР впервые стали известны только к началу 70-х годов, когда в советской прессе появились публикации, основанные на воспоминаниях бывших чекистов, имевших отношение к операции похищения и вывоза атамана из Китая.

Похищение атамана Анненкова явилось одним из первых шагов ОГПУ-НКВД по ликвидации белых сил за рубежом. Потом в Европе подло и тайно был отравлен руководитель Русского общевоинского союза, барон П.Н.Врангель, похищены и увезены в СССР его преемники: генералы А.П.Кутепов и Е.К.Миллер.

Не все подробности операции ОПТУ против атамана Анненкова ясны и понятны, дело его по-прежнему находится в архивах бывшего КГБ, но и сейчас уже мы можем сказать, что этот человек до конца оставался верен России, мужественно принял смерть от большевистских палачей.

Борис Владимирович Анненков, потомственный дворянин, родился 21 марта 1889 года в Киевской губернии в семье отставного полковника. В восемь лет Борю Анненкова отдают в Одесский кадетский корпус. По окончании его, он поступает в Александровское военное училище в Москве, затем в чине хорунжего принят в 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева полк, дислоцировавшийся в то время в городе Джаркенте, на самой границе с Китаем. Здесь Борис Владимирович изучил киргизский, казахский, а затем и китайский языки.

Служба в казачьем полку на рубеже огромной страны давала осознание мощи и величия государства Российского. Здесь сформировалось патриотическое мировоззрение будущего атамана. Он понял, как необходима России сильная самодержавная власть.

Вместе со своим однополчанином, хорунжим Берниковым, и командой разведчиков он принялся штурмовать грандиозные, никем доселе не покоренные вершины Джунгарского Алатау и давал им названия: гора Императора Николая II, гора Ермака Тимофеева, гора Казачья, ледники Ермаковский и Сибирский. Покорив первую из этих гор, Борис Владимирович, будучи горячим патриотом своего полка, сложил на вершине пирамиду из камней и водрузил на ней алый с белым крестом флаг 1-го Сибирского казачьего полка.

В 1911 году в полк прибыл новый командир — полковник Пётр Николаевич Краснов, будущий атаман Всевеликого Войска Донского и один из руководителей Белого движения. Вот как писал он уже в эмиграции о своем бывшем подчинённом, молодом сотнике Анненкове:«... это был во всех отношениях выдающийся офицер. Человек, богато одарённый Богом, смелый, решительный, умный, выносливый, всегда бодрый. Сам отличный наездник, спортсмен, великолепный стрелок, гимнаст, фехтовальщик и рубака, он умел свои знания полностью передать и своим подчинённым-казакам, умел увлечь их за собою. Когда сотник Анненков временно, до прибытия со льготы из войска есаула Рожнева командовал 1-й сотней — сотня эта была и первой в полку. Когда потом он принял полковую учебную команду, команда эта стала на недосягаемую высоту».

Могли ли предположить тогда два этих офицера, что судьба их в будущем сложится похоже? П.Н.Краснов, ставший генералом ещё в Первую мировую войну, будет избран Донским атаманом и возглавит Белую армию на юге России, Б.В.Анненков, получивший генеральский чин от адмирала Колчака будет драться с большевиками в Сибири и Казахстане. Похож оказался и их конец: оба они окончили свои дни в застенках ЧК.

Незадолго до начала Первой мировой войны сотник Анненков был отпущен из полка в отпуск, а с объявлением мобилизации в июле 19Н года командирован в город Кокчетав, где был назначен командиром сотни. Здесь, в лагере, произошёл один случай, который показывает истинное благородство души этого человека. Среди казаков были волнения. В Кокчетав направили экспедицию из Омска для расследования этого инцидента. Борис Владимирович отказался назвать следственной комиссии имена зачинщиков беспорядков, заявив, что он офицер Русской Армии, а не доносчик.

Он был отправлен на Германский фронт, в 4-й Сибирский каза¬ий полк, который вёл тяжёлые бои в районе Пинских болот. Из Джаркента сотник Анненков вывез с собой уйгурского мальчика Юсупа Одыханова, который состоял при нём добровольцем в полку. Вскоре Юсуп отличился и был представлен к ордену св. Георгия 4-й степени.
На фронте раскрылись воинские таланты Бориса Владимировича. В 1915 году он как один из лучших офицеров Сибирской казачьей дивизии назначается командиром партизанского отряда из казаков-добровольцев, действовавшего в тылу немецкой армии. За короткое время Б.В.Анненков заслужил право ношения Георгиевского оружия, орден св. Георгия 4-й степени, английскую золотую медаль «За храбрость» и французский орден Почётного легиона.

Первые известия о февральском перевороте 1917 года отрад Анненкова получил от немцев. Есаул Анненков, несмотря на общий развал армии под воздействием провокационной агитации большевиков, надеялся, что Временное правительство снова изберёт законного Царя.

К осени 1917 года положение на фронте стало катастрофически ухудшаться из-за деятельности разнообразных комитетов и советов в армии, приведших фактически к устранению принципа единоначалия, подрыву авторитета командиров. На передовой процветало так называемое «братание», умело использовавшееся германским командованием. Тем не менее, отрад Анненкова, бывшего уже войсковым старшиной, продолжал оставаться одной из самых боеспособных единиц русской армии.

После Октябрьского переворота отраду предписано было откомандироваться в Омск на расформирование. Совершив переход через всю европейскую Россию, отрад, под разными предлогами отказываясь разоружаться, прибыл в Сибирь, где вскоре перешёл на нелегальное положение. С этого времени начинается яростная борьба атамана Анненкова с узурпировавшими власть большевиками, сначала в Сибири и на Урале, а затем в Семиречье.

Одним из первых боевых действий партизан Анненкова стало спасение святынь Сибирского казачьего войска: 300-летнего знамени Ермака и войскового знамени 300-летия Дома Романовых, которые удалось вынести во время церковной службы из Войскового Собора. После этого отрад Анненкова уходит в киргизские степи. Вскоре атаман возвращается в Омск, где вступает в контакт с нелегальной белогвардейской организацией «Тринадцать» и начинает набор добровольцев.

Летом 1918 года коммунистическая власть в Омске пала, и Анненков, к тому времени уже командир сильного отрада численностью до 1000 человек, направляется на Уральский фронт. Там за успешные действия против красных Войсковой круг Сибирского казачьего войска производит его в полковники и направляет на подавление Славгородского мятежа в Омской губернии. Восстание было подавлено.

В 1918 году дивизия Анненкова продвигается к югу, имея целью освободить от большевиков Семиречье и город Верный. Весь 1919 год дивизия провела в беспрерывных боях с красными бандами, постоянно пополняясь, переформировавшись к концу года в Отдельную Семиреченскую армию, командующим которой стал генерал-майор Анненков. Захватив всё северное Семиречье, он всё же так и не смог взять город Верный.

Под давлением красных полчищ Сибирские армии Колчака откатываются на восток, оставляя Омск, Новониколаевск и Семипалатинск Семиреченская армия Анненкова оказывается в окружении.

Переформировав имеющиеся у него части и разделив их на три группы, Анненков держит оборону до конца марта 1920 года, когда под напором превосходящих сил противника казакам пришлось отступить к Китаю. У перевала Сельке Анненков вместе с верными ему частями перешёл на китайскую сторону 27 мая 1920 года.

Отрад расположился лагерем, прозванным вскоре «Весёлым», на приграничной реке Боротале, в месте, указанном китайскими властями.
В середине августа 1920 года остатки отрада казаков начали продвигаться к Урумчи, главному городу Синьцзянской провинции. Простояв в Урумчи около трёх месяцев, отрад так же поэшелонно двинулся дальше на восток. Здесь произошёл вооружённый конфликт между анненковскими партизанами и китайскими войсками, спровоцированный китайцами под воздействием большевиков, не желавших, чтобы белые, добравшись до Дальнего Востока, снова включились в антибольшевистскую борьбу. Для улаживания конфликта атаман выехал на переговоры с китайскими властями под город Урумчи, где сразу же был арестован, а затем препровождён в тюрьму. Было это в конце марта 1921 года.

В тюрьме атаману пришлось провести три года... Китайцы пытались выманить у него деньги, якобы остававшиеся в Семиреченской армии, но безрезультатно; пытались приучить его к курению опиума, чтобы сломить его дух, но ничего не вышло. Всё это время начальник штаба Семиреченской армии полковник НА Денисов продолжал оставаться в Гучене, пытаясь способствовать освобождению своего командира. В конце концов благодаря вмешательству Совета русских послов в Париже, посланников других держав в Китае атаман был освобождён и уехал на восток, где начал изучать возможности эмигрантских организаций по продолжению борьбы с большевизмом в России.

Внимание к Анненкову со стороны агентуры ОГПУ в Китае не прекращалась. Началась тщательно разработанная чекистами операция по обезвреживанию и уничтожению его, в которой были задействованы десятки человек И в результате атаман оказался в СССР. Впервые некоторые подробности «игры» ОГПУ против Анненкова были опубликованы в документальной повести С. и М.Мартьяновых «Дело Анненкова», напечатанной в алма-атинском журнале «Простор» в 1970 году, а также в очерке С. Григорьева «Операция "Атаман"» в сборнике «Чекисты Казахстана» (Алма-Ата, «Казахстан», 1971 г.).

Важную роль в деле по поимке Анненкова сыграли китайский маршал Фэн Юйсян, руководитель группы советских военных советников в его армии В.М.Примаков, чекисты М.Зюк, А.Карпенко, Б. Кузьмичев и другие.

Чекистам важно было заманить Анненкова в ловушку, что и удалось им 31 марта 1926 года. На поезде он был отправлен в Москву. Имеются сведения о попытке освобождения атамана верными ему людьми во время передвижения советских машин к границе Монголии, не увенчавшейся успехом. Вторую попытку побега Борис Владимирович предпринял уже в поезде, попытавшись выпрыгнуть из окна вагона, но был задержан чекистами. 20 апреля 1926 года за ним захлопнулась дверь камеры № 73 во внутренней тюрьме ГПУ на Лубянке.

Следствие по делу Анненкова продолжалось более года, судебный процесс же, вернее судебное издевательство, состоялся в Семипалатинске в 1927 году. Атамана обвиняли во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, пытаясь выставить его кровавым изувером и палачом. Он спокойно и с достоинством отвечал: «А тот Анненков, о котором вы говорите...», — после чего задавал свидетелю несколько простых вопросов, рассыпавших в прах все обвинения. Непредубеждённому читателю протоколов суда становится ясна вся надуманность обвинений, предъявленных атаману советскими «законниками». Конечно, Анненкова всё равно представили садистом и убийцей, возник миф о «кровавом атамане». А в это время за границей агенты ЧК распространяли «покаянные письма» атамана, написанные на Лубянке.

Приговор суда — расстрел. Борис Владимирович Анненков был расстрелян 24 августа 1927 года. По рассказу очевидца, произошло это в камере семипалатинской тюрьмы. Атаман геройски принял свою смерть.

«Анненкова расстреляли большевики. Этим сняли они с него вольные и невольные вины его партизанства и приобщили его к сонму мучеников, умученных за Россию», — писал 12 лет спустя его бывший командир генерал Краснов.

Но Божиему Провидению было угодно, чтобы не остались безнаказанными организаторы операции похищения атамана: чекисты А.Х.Артузов, В.М.Примаков, М.О.Зюк, Б И.Кузьмичев были расстреляны в 1937 году как «фашистские собаки» и «предатели». По-видимому, тогда же приняли смерть от «своих» и другие участники этого дела.

По делам их и воздалось им.

Максим Николаевич ИВЛЕВ

 

Объявление

Спрашивайте наш журнал (наши издания)

На постоянно действующем стенде

"ПРАВОСЛАВНАЯ ПЕРИОДИКА"

В рамках православной

ВЫСТАВКИ - ЯРМАРКИ

СОРОК СОРОКОВ

с 06 по 12 октября и с 27 октября по 02 ноября, ВДНХ 70 павильон

тел. 8-(495)-410-21-94 (с 10 до 17 час. по будням)

моб. +7-916-150-11-4


---------
Магазину  «Русский Дом» требуется продавец  в отдел  православной литературы.
Работа  с 10 до 20 часов неделя через неделю.
Звонить по телефону  495 -621-35-02  495-621-46-18
Спросить  Наталию  Кимовну.
Магазин располагается по адресу Малый Кисельный пер., д.4

Поиск

Наши новости

RSS-материал